Испытание запретом выдержали не все

kniga-alimova-02Испытание запретом выдержали не все…
Глава из книги «Партия – наша надежда и сила»

Это было непростое время. В обществе отношение к коммунистам в большинстве своем было резко отрицательным, и немалую роль в этом сыграли публикации в газетах. В микрорайоне, где я жила, мы все друг друга хорошо знали, ведь работали на одном заводе,

kniga-alimova-06и поэтому, когда в мою сторону кивали — вот она, «коммуняка», сыпались оскорбления, было неприятно, но я не испытывала страха.

У меня, наоборот, возникало желание доказать, что мы честные, что мы делаем всё правильно. Может быть, это оттого, что я чувствовала поддержку на заводе. Хотя нас, коммунистов, и осталось там человек 15, но мы держались вместе, собирались во дворе наших домов, на детской площадке или у кого-то в квартире. Информация шла из уст в уста. Если кто-то увольнялся, держали его в курсе событий, с кем-то вели себя осторожно, некоторые сразу сказали: «Нас не трогайте, мы хотим из партии выйти». Всё шло по цепочке, которую держала в своих руках Л.И. Силакова, в то время она была секретарем партийной организации завода им. В.И. Ленина.

kniga-alimova-04
Саратов, примерно 89-91 года

Когда в августе 1991 г. Б.Н. Ельцин подписал указ «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР» (Указ от 6 ноября 1991 г. о запрещении деятельности КПСС и КП РСФСР на территории России), у меня было такое чувство, что нас, 18 млн. граждан — членов Коммунистической партии, предали. Я находилась в это время на даче, чувство было ужасное, я зарыдала. Поняла, что пришла беда. Вот тогда стало по-настоящему страшно.
Когда опечатали все райкомы и парткомы, наш совет секретарей продолжал действовать, но в нем остались самые верные и бесстрашные, хотя явно выраженных настроений против партии никто из секретарей не проявлял. Просто как-то плавно отошли от партии, проявили законопослушность, а может и осторожность: люди же понимали, что им предстоят поиски новой работы…

На смену им пришли так называемые «демократы», «патриоты», которые всё разрушили, а фактически разграбили. Из захваченных зданий, построенных на средства КПСС и считающихся собственностью партии, они растаскивали всё, что могли, по своим домам, а остальное ломали с ненавистью к коммунистическому прошлому. В это разрушительное время я уже не была первым секретарем парткома завода им. В.И. Ленина, а работала зам. председателя Совета народных депутатов. Для меня, как и для тех, кто работал в партии не ради карьеры и личного благополучия, встал вопрос: что же делать?

kniga-alimova-05

В трудные минуты всегда обращалась к образу своего отца. Для меня он был самым главным авторитетом в жизни, потому что был настоящим коммунистом, как и герой Евгения Урбанского в фильме «Коммунист». Слова героя фильма, когда он в одиночестве рубил лес и, изнемогая от усталости, на исходе последних сил отказывался от передышки: «Там люди ждут, люди без хлеба», были для меня главным жизненным правилом.

Вступая в партию, я считала, что так думают все. Но оказывается, не все. Примерно миллионов пятнадцать думали иначе: «Ну, случилось и случилось, ну потеряли и потеряли эту партию, будет другая». Кто-то из них не чувствовал беды, кто-то радовался, что не будет платить членские взносы, кто-то просто попал в партию по разнарядке. Их поведение можно было объяснить. Но вот бывшая верхушка КПСС, которая, видя, что к власти пришли другие люди, вдруг встревожилась и стала беспокоиться: не останутся ли где документы, подтверждающие их членство в Коммунистической партии. Их позицию объяснить и понять нельзя. Хотя впоследствии, когда все они вдруг стали бизнесменами и предпринимателями, всё стало ясно. Оказывается, они всегда были за частный бизнес, понимая, что творится в стране, очень быстро сориентировались и перешли в другой эшелон, т.е. предали тех, кто им всегда верил.

Ядро тихих и явных предателей партии явно превалировало, особенно среди освобожденных партийных работников. В Заводском районе, например, секретарь райкома по идеологии Торлопова Галина Алексеевна сразу же переметнулась в другой стан и забыла, что не так давно, когда меня утверждали секретарем парткома, высказывалась «против», считала, что я недостаточно идейна для такой должности.

Продолжение следует…

Поделиться в соц. сетях

0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *